Лидеры вступают в бой
Походы в Турцию
Накануне
Война
Набег на Констанцу
Военные комиссары
Владимирский Лев Анатольевич
Андреус Константин Юрьевич
Работать с каждым бойцом
Список литературы
Карта сайта

-- РЕКЛАМА --

Походы в Турцию

Корабли легли на обратный курс. Монотонно и тягуче воет гудок…

Наконец, вышли из тумана. Снова солнечное небо и синь моря ласкает глаз.

Но ни малейшего ветерка. И путь к Босфору по-прежнему прегражден плотной молочно-белой стеной тумана. Недовольны на мостике, чертыхаются краснофлотцы.

Туман неподвижен.

Командир отряда капитан 2 ранга Горшков оглядывает в бинокль всю полосу тумана.

- Как будто с правой стороны начинает рассеиваться, - говорит он. И, оторвавшись от бинокля, решает: «обойти справа».

Прочертив на воде пенистый след поворота, корабли, увеличивая ход, помчались вперед. И действительно, с правой стороны туман редел, видимость была лучше. Корабли легли курсом на Босфор.

Все светлее и светлее становилось вокруг, только легкая дымка висела над морем и далекими берегами. Среди гористых массивов береговой черты ясно видна расщелина Босфорского пролива.

Улыбаются краснофлотцы.

И в группе бойцов, с любопытством оглядывающих незнакомые берега, чей-то голос довольно произнес:

- А все же мы туман-то обманули!

Проходим Румелийский и Анатолийский маяки – это Черноморские ворота Босфора. Пролив не широк. Повернув на изгибе моря, он скрывается за выступом берега.

Вдоль берега громоздятся невысокие горы с очень чахлой растительностью.

Корабли снова поворачивают. На горе открывается белое двухэтажное здание – турецкий пост. На вышке поста взвивается национальный флаг. Это первый официальный салют Турецкой республике нашим кораблям.

Мы отвечаем.

От берега отваливает катер и мчится наперерез, резко поворачивает возле кораблей.

Из кабины катера выскакивает человек и кричит фальцетом.

- Алло … алло … лоцман?

Но советские корабли могут идти в любых условиях самостоятельно. От лоцмана отказываемся.

Катер отвернув, идет обратно к берегу. На палубах кораблей краснофлотцы рассматривают берега, делятся впечатлениями.

На полубаке полпред СССР тов. Терентьев рассказывает о Турции, объясняет бойцам значение пролива.

К группе подходит краснофлотец-моторист Никитин, редактор корабельной стенгазеты.

- Товарищ Терентьев, - обращается он к полпреду. – Редакция нашей газеты просит вас написать статью для очередного номера.

Терентьев шутливо улыбнулся:

- Есть, товарищ начальник, будет сделано. Прошу прощения, товарищи, - повернулся к бойцам, - получил срочное задание и должен выполнить его по-военному быстро, точно и аккуратно, - он скрылся в каюте.

Берега становятся живописнее. Появляются селения, старинные постройки.

Вот проходим самое узкое место Босфора. На круто сбегающих берегах высятся полуразваленные старинные турецкие крепости.

Несколько веков тому назад, турки, контролируя пролив, натянули между этими крепостями тяжелую цепь и пропускали корабли только по своему желанию, взимая соответствующую пошлину.

На берегах видны развалины турецких батарей – следы войны 1914-1918 г.г.

Пролив становится оживленнее. Часто обгоняем рыбачьи парусники, лодки, шхуны. Рыбаки, увидев советский флаг, машут руками и приветливо улыбаются.

Вот впереди показалось несколько больших рыбачьих барказов. Догоняем, проходим их. Турки узнали советские корабли.

К берегу сбегаются люди и приветственно машут платками, фуражками, руками. На маленьком ялике, почти возле идущих кораблей, турок долго махал обеими руками; этого ему показалось мало, он оглянулся, схватил свернутый парус, к которому был пришит турецкий флаг, и замахал им, приветствуя посланцев советской страны.

На борту кораблей краснофлотцы делятся впечатлениями, спорят и тоже приветствуют турок.

Вдали показывается стройное высокое белое здание мечети. Последний поворот, и перед нами развертывается панорама Стамбула. Гремят на корабле выстрелы – салют нации. С берега батареи приветствуют корабли Советского Союза.

От пристани отваливают кагора с встречающими.

Возле дворца президента – бывшего султанского дворец Далма-Бахчи, отдаем якорь. Подходят катера. Поднимаются на борт военные и гражданские власти города, сотрудники советского консульства.

Короткие официальные приветствия, теплые дружеские рукопожатия.

Министр Турции Сараджоглу благодарит командование и личный состав кораблей за то, что на походе он чувствовал внимание и заботу. Он просит передать привет великому Советскому Союзу.

Гости сходят на катер. Снова гремит салют.

Заседание советского правительства выполнено с честью. На корабле остаются сотрудники советского консульства, они счастливы, что видят родных советских людей.

Вопросы сыплются без конца.

На шкафуте краснофлотец Никитин пристраивает вышедшую стенгазету.

До самого вечера на корабль наносят визиты губернатор провинции, мэр города, командование военного порта и гарнизона.

Вечером для командования отряда командиром Стамбульского военного порта и властями города был устроен прием в лучшем отеле Стамбула.

За столом постепенно налаживалась беседа. Причем язык был самый интернациональный. Тут были слова все народов. Начинали фразу по-турецки, середину продолжали по-английски, по-немецки и заканчивали русским языком. Но главное, что научились понимать друг друга и поэтому беседа носила очень теплый и дружественный характер.




Выберите страницу
1 2 [3] 4

     
  © www.lider-moskva.ru 2010-2019