Лидеры вступают в бой
Походы в Турцию
Накануне
Война
Набег на Констанцу
Военные комиссары
Владимирский Лев Анатольевич
Андреус Константин Юрьевич
Работать с каждым бойцом
Список литературы
Карта сайта

-- РЕКЛАМА --

Свидетельствуют очевидцы

обнаружена неисправность в машине. По устранении неисправности все встало на свои места.

С рассветом «Сообразительный» получил приказание командира Отряда легких сил контр-адмирала Т.А. Новикова с крейсера «Ворошилов»: «Следовать в район … оказать помощь лидеру «Харьков»». На полном ходу мы поспешили в заданный район и вскоре обнаружили на горизонте «Харьков». При походе к нему по докладу сигнальщика об обнаружении перископа, была атакована ныряющими снарядами и глубинными бомбами подводная лодка и «Сообразительный» вступил в охранение лидера «Харьков».

Что же произошло в ударном отряде? Приведем эти сведения из рассказа одного из участников этого похода на лидере «Харьков» капитан 1-го ранга в отставке Семена Петровича Хулги. Рассказ приводится с небольшими сокращениями.

«Мне довелось участвовать в этой операции в качестве командира БЧ-2 и управляющего огнем главного калибра лидера «Харьков». Выход кораблей из базы на операцию планировался на 20:00 25 июня, а нанесение удара в 05:00 26 июня. Ударная группа прибыла в района порта Констанца в назначенное время. В 05:02 корабли легли на боевой курс и открыли огонь по порту. Огонь вели с дистанции 85 кабельтовых со скрострельностью десять выстрелов в минуту. В залпе участвовало десять 130-мм орудий. Во время

стрельбы через две минуты после открытия нами огня по порту, по лидерам открыла огонь тяжелая артиллерия противника. Это для нас было неожиданным, так как во время подготовки к операции из разведданных, сообщенных нам, было известно, что на берегу у Констанцы имелась лишь береговая батарея, вооруженная пушками Канэ с дальностью стрельбы 85 кабельтовых. Из этого исходили и при планировании маневрирования во время стрельбы.

Оказалось, что фашистским командованием на окраине г. Констанца был установлен железнодорожный артиллерийский дивизион «Тирпиц» с орудиями калибром 13,5 дюйма и дальностью стрельбы 185 кабельтовых. Таким образом мы оказались в зоне досягаемости артиллерии противника.

Артиллерия противника вела огонь редкими залпами, делая пристрелку. Мы успешно закончили стрельбу по порту. Было выпущено около 400 снарядов. В порту наблюдались взрывы, горели нефтехранилища, наблюдались пожары и в других местах. Задача была выполнена и мы легли на курс отхода, увеличив ход до 28 узлов. На отходе (головным был лидер «Москва», в кильватер шел лидер «Харьков») артиллерия противника усилила обстрел, снаряды рвались рядом, поднимая огромные столбы воды с илом. В 05:21 страшным взрывом потрясло всю зону, где находились оба наших корабля. Лидер «Москва» взорвался широкой стеной белого пламени, преломился пополам по миделю, его нос и корма были вместе приподняты над водой, работали гребные винты, а зенитчики с кормовой надстройки вели огонь по самолетам.

В это время в море вышли румынские эсминцы и открыли огонь. Их снаряды не причиняли нам вреда, не позволяла дальность. Вскоре появилась авиация противника, ее бомбовые удары и артиллерийский огонь с берега не дали возможности заниматься нам спасательными работами. Когда начался обстрел кораблей дальнобойной артиллерией противника, командир ударной группы капитан 2-го ранга М.Ф. Романов шифровкой запросил помощь отряда корабельной поддержки. К сожалению, помощь своевременно оказана не была. Лидер «Москва» затонул, часть личного состав погибла, а оставшиеся на воде, были подобраны румынскими кораблями.

В 05:36 лидер «Харьков» подвергся атакам авиации противника. От взрывов бомб вблизи корабля вышел из строя первый котел и корабль сбавил ход до 17 узлов. К этому времени артиллерия дивизиона «Тирпиц» пристрелялась, снаряды ложились вокруг корабля.

Дальнейший переход к родным берегам осуществлялся при противодействии авиации и подводных лодок противника. Положение было тяжелым. Экипаж устал, а авиационного прикрытия не было. В 06:43 на горизонте появился эсминец «Сообразительный», присоединился к нам в 07:00. При подходе он поднял сигнал: «Вижу подводную лодку, выхожу в атаку». Он отбомбил предполагаемый район нахождения подводной лодки глубинными бомбами и вступил в охранение лидера «Харьков». В 07:36 отряд был снова атакован авиацией противника. Отражать ее было легче, так как огонь по самолетам уже вели два корабля. Но в это время вышел из строя второй котел на лидере «Харьков» и корабль смог идти только 5 узловым ходом. Как выяснилось, в котле полопались водогрейные трубки. Было решено заглушить поврежденные водогрейные трубки в горячем котле. На это пошли машинист трюмный Петр Гребенников и машинист котельный Петр Каиров.

На них одели жарозащитные костюмы, обвязали головы асбестом, смазали лицо вазелином. Они взяли кувалды, пробки-заглушки и пошли в огнедышащее чрево котла. С тяжелым сердцем мы ожидали результатов этой тяжелой и опасной работы, от которой зависела жизнь всего экипажа. Но когда появился в люке тот, кто глушил трубки на втором фронте и с трудом, превозмогая нехватку воздуха в раскаленной топке сказал: «Трубки заглушены, можно поднимать пары», все с облегчением вздохнули. Из котлов вытащили машинистов и оказали им необходимую помощь. В 08:14 подняли пары и лидер дал ход 24 узла.

В 11:40 к нам присоединился эсминец «Смышленый». Лидер «Харьков» шел в охранении двух эсминцев: справа находился «Сообразительный», слева – «Смышленый». В 13:00 отряд был безрезультатно атакован подводной лодкой.

В 13:05 отряд снова был атакован авиацией противника. Атаку отбили.

При подходе к главной базе обнаружили плавающую мину. Эсминец «Смышленый» расстрелял ее.

В 21:00 мы возвратились в свою базу без лидера «Москва».

«В официальных документах и публикациях – считает В. Мазуркевич, - указывается единственная причина гибели лидера «Москва» - подрыв на мине. Тем не менее эта версия вызывает сомнения и возражения. Взрыв, который наблюдали участники операции («взорвался широкой стеной белого пламени») и результат его («переломился пополам по миделю») не мог быть достигнут от взрыва мины. Мне приходилось наблюдать взрыв немецких электромагнитных мин и румынских якорных. Но при этом эффект наблюдался другой. По опыту из других подобных случаев известно, что взрыва одной мины недостаточно, чтобы корабль типа лидера эсминцев переломился.

Думаю, что в данном случае ближе к истине другая версия. Дело в том, что мы на эсминцах и лидерах до и в начале войны носили на борту второй комплект окончательно снаряженных торпед с боевыми зарядными отделениями. Они располагались в открытых стеллажах на вертикальных переборках в районе шкафута вблизи миделя корабля. Попадание и разрыв снаряда вблизи этих торпед мог привести к детонации их и к тем последствиям, которые наблюдали очевидцы. Об этом официальные источники умалчивают. А вскоре после этой операции запасные торпеды со всех кораблей были «тихо» убраны и сданы на склады».

Контр-адмирал запаса С.С. Ворков, командовавший в годы войны эсминцем «Сообразительный», приводит запись беседы с капитаном 2-го ранга М.Ф. Романовым, который рассказывал о походе следующее:

«Мы вели огонь. На берегу в районе нефтяных баков вспыхнуло яркое пламя. Стрельба кораблей шла успешно. Вдруг перелетом через лидер «Москва» в двух кабельтовых по носу корабля упали два крупных снаряда, затем третий. Я считаю, что батарея противника накрыла лидер «Москва». Надо было принимать решение. Это случилось в 05:11 26 июня 1941 года. Передаю сигнал на отряд кораблей: «Начать отход! Дым!».

Мы некоторое время на отходе шли артиллерийским зигзагом. Я предполагал, что по времени мы уже вышли из минного поля, и передал на лидер «Москву» сигнал: «Больше ход! Идти прямым курсом». Но в этот момент из-за дымовой завесы, которую сделал лидер «Москва», поднялся большой столб огня. Раздался сильный взрыв. Лидер «Москва» сбавил ход и осел …

Я приказал командиру лидера «Харьков» подойти к борту лидера «Москва», но вынужден был тут же отменить свое распоряжение, так как усилился артиллерийских обстрел. Мы обошли место подрыва лидера «Москва», оставив его к югу от нас. Я видел, что лидер разбит пополам. Только одинокое орудие с кормового зенитного мостика продолжало вести огонь по самолетам врага».1

И ни слова об атаке подводной лодки, как и в других своих книгах.2

В хранящемся в Севастопольской морской библиотеке ЧФ РФ архиве Воркова в справке-докладе о боевой деятельности эсминца, составленной в 1970 году, он пишет: «26 июня 1941 года при оказании помощи потерпевшему аварию лидеру «Харьков» после обстрела порта Констанца в

__________________________________________________________________

1 Ворков С. «Черноморцы». Повесть «Люди в тельняшках» М. Изд-во ДОСААФ 1973. стр.67-68.

2 Ворков С. «Мили мужества» Киев, Политиздат 1972. стр.6-9




Выберите страницу
1 2 3 [4] 5 6 7 8 9

     
  © www.lider-moskva.ru 2010-2019