Лидеры вступают в бой
Походы в Турцию
Накануне
Война
Набег на Констанцу
Военные комиссары
Владимирский Лев Анатольевич
Андреус Константин Юрьевич
Работать с каждым бойцом
Список литературы
Карта сайта

-- РЕКЛАМА --

Кто выпустил торпеды?

и транспортов[,] обнаруженных в отведенных … квадратах и позициях». Отметив, что относительно последнего командиру Щ-206 было «дано указание при уходе [на] позицию», Болтунов в 21:35 отправил на борт лодки радиограмму следующего содержания: «ПЛ Щ-206 занять новую позицию [в] квадрате № 5441[,] поз[ицию] № 4 [использовать] для зарядок [аккумуляторной батареи]». Первоначально планировалось, что Щ-206 должна будет оставить назначенную ей боевую позицию в 22:00 7 июля и идти в Феодосию с прибытием в подходную точку у мыса Святого Ильи (ныне – мыс Ильин) в 15:00 9-го числа. Однако еще 7 июля контр-адмирал Елисеев в директиве № 00109/оп сообщил комбригу Болтунову, что «Командующий ЧФ приказал … ПЛ Щ-205 и Щ-206 не сменять, оставить на старых позициях на срок до двух суток». Поэтому в 22:05 8 июля комбриг приказал командиру Щ-206 «С наступлением темноты 9 июля следовать [в] Феодосию маршрутом, [указанном в радиограмме] № 2300 от 06.07.41» (последняя ни в одном из сохранившихся документов не зафиксирована). В 21:45 следующего дня, 9 июля комбриг повторил свое приказание – «ПЛ Щ-206 следовать в Феодосию», и в 08:00 10-го числа оперативному дежурному Флагманского командного пункта ЧФ было сообщено, что эта лодка находится «на переходе с позиции в Феодосию», где ее ожидают «завтра [в] 16:00». Однако в «Историческом журнале Черноморского флота» (за период с 22 июня по 31 июля 1941 года) в тот же день была сделана следующая запись: «Вызывает беспокойство молчание ПЛ Щ-206[.] Начальник[ом] Штаба ЧФ приказано[: «]командиру ПЛ показать свое место. Дать квитанцию[.] № 1001». В 22:10 такое же приказание отдал Каракаю и Болтунов. Хотя никакого ответа с борта «щуки» не последовало, на следующий день, 11 июля на Флагманский командный пункт ЧФ почему-то было доложено о том, что Щ-206 «в Феодосию придет между 12-14 часами». В 08:00 12 июля в «Рабочей тетради № 2 Оперативного дежурного на ФКП» появилась следующая запись: «Щ-206 на переходе позиции – Феодосия, на запросы не отвечает». Хотя автономность Щ-206, определенная для черноморских «щук» в 20 суток, истекала уже 11 июля (в документах упоминаются так же 18 июля и абсолютно нереальная дата – 17 … августа!), но лишь 16-го числа в том же «Историческом журнале …» была сделана последняя запись, посвященная этой лодке: «ПЛ Щ-206, бывшая на позиции № 4, должна была вернуться в базу 11-го июля, но до сих пор не вернулась. На запросы не отвечает, Считается погибшей» …

Длительная и кропотливая работа в архивах позволила Стрельбицкому довольно объективно описать этот эпизод набега на Констанцу 26 июня 1941 года. В ходе этой операции советские корабли по донесениям их командиров трижды (!) подвергались торпедным атакам вражеских подводных лодок. Так с лидера «Харьков» (командир-капитан 3-го ранга П.А. Мельников, флаг командира 3-го дивизиона эскадренных миноносцев ЧФ капитана 2-го ранга М.Ф. Романова) на курсовом углу 70° правого борта в расстоянии 25-30 кабельтовых были обнаружены сначала, в 06:38 перископ вражеской подводной лодки, а в 06:40 – «торпедный залп … воздушный пузырь и хорошо видный след торпеды, идущей на лидер». В ответ на это, «отвернув на торпеду, лидер обстрелял место вероятного местонахождения подлодки ныряющими снарядами» и в ходе 12-минутной стрельбы по лодке сбросил еще 3 малых глубинным бомбы М-1. «После поворота на торпеду – последняя прошла за кормой в 15 кабельтовых, – зафиксировал по свежим следам официальный советский историограф Констанцкой операции. – Непосредственно перед атакой подлодки, вокруг корабля на бреющем полете летал [румынский гидро]самолет «Савойя», - очевидно, выполняя задачу наведения подлодки». Еще в ходе отражения атаки радисты лидера по приказанию комдива начали передавать «по флоту» радиограмму: «Атакован подлодкой, нуждаюсь в помощи, мое место [-] квадрат № 3953». В 07:00, когда радисты лидера продолжала дублировать этот призыв о помощи, к «Харькову» подошел эсминец «Сообразительный» под командованием старшего лейтенанта С.С. Воркова, получившего от комдива приказ «Ходить вокруг, нести охранение, [я] атакован подлодкой». О том, что произошло дальше, нам вновь поведает историограф : «В момент вступления ЭМ [«]Сообразительный[»] в охранение при пересечении курса лидера слева на право [так в оригинале; следует читать «направо»], с эсминца заметили след торпеды на КУ [курсовом углу] = 50° правого борта. Повернув вправо [,] ЭМ [эскадренный миноносец] оставил след торпеды слева и одновременно обнаружил след второй торпеды, идущей вдоль правого борта на лидер «Харьков». Атаковав (в 07:07) подлодку бомбами (4 больших и 6 малых), в месте бомбометания ЭМ обнаружил огромное пятно мазута и на момент показавшуюся корму ПЛ, которая затем быстро погрузилась в воду». Самое любопытное в этом описании то, что с борта лидера, находившегося в это время в том же самом месте, не видели ни следа торпеды, ни «корму ПЛ», ни даже «огромного пятна мазута» - то есть вообще ничего вышеописанного, зато на всякий случай сбросили 1 малую глубинную бомбу – «с целью загнать подлодку на глубину». В довершение ко всему третьей за этот день якобы подводной атаке подвергся шедший на соединение с «Харьковым» и «Сообразительным» эскадренный миноносец «Смышленый», командир которого капитан 3-го ранга В.М. Шегула-Тихомиров, обнаружив в 10:21 перископ вражеской подводной лодки, так же приказал открыть по нему огонь. По этому месту артиллеристы эсминца выпустили 29 (!) 130-мм снарядов главного калибра (28 ныряющих и 1 … фугасный!), а затем в воду полетели 1 большая и 3 малых глубинных бомб. «Результаты всех случаев бомбометания не известны», - так записано в отчете после завершения операции. Поэтому спустя два десятилетия С.С. Вороков – уже в звании контр-адмирала – в своих мемуарах «Флаг на гафеле» весьма «нейтрально» описал этот боевой эпизод: [«Рядом со мной стоит сигнальщик Сингаевский. Он что-то кричит.]

[- След торпеды справа … - доносится до моего слуха.

Крутой поворот – и эсминец в безопасности. Сигнал … Гудки … Вот и лидер «Харьков» поворачивает в нашу сторону. Смолкли орудийные залпы. На мгновение наступает тишина. И вдруг глухой взрыв глубинных бомб сотрясает корабль: бомбим место возможного нахождения подводной лодки врага, выпустившей две смертоносные торпеды. Сбрасываю еще серию бомб. Захожу и вновь сбрасываю бомбы. Подводной лодки [я] не вижу. Но она где-то здесь рядом».]

Некоторые подробности последнего похода Щ-206 и – главное – обстоятельства ее гибели стали известны из полученных после войны трофейных румынских документов. Так в период с 1 по 7 июля 1941 года боевые корабли Королевского ВМФ Румынии (Maria Regala Româna) – канонерские лодки «Локотенент-Командор Стихи Эуджен» (Locotenent Comandor Stihi Eugen), «Кэпитан Думитреску Константин» (Capit ân Dumitrescu Constantin), «Сублокотенент Гикулеску Йон» (Sublocotenent Ghiculesci Ion) и торпедные катера № 2 «Вижелия» (Vijelia), № 3 «Висколул» (Viscolul) – шесть раз обнаруживали и безуспешно преследовали подводные лодки противника в районах мысов Тузла и Мидия (последнее, как считает Ю.А. Максимов, «сомнительно, так как северная граница позиции № 4 была проведена в 21 миле южнее этого мыса»). Речь здесь могла идти только о Щ-206, которую вновь обнаружила у Мангалии 9 июля румынская противолодочная группа в составе уже упоминавшейся выше канонерской лодки «Локотенент-Командор Стихи Эуджен», миноносца «Нэлука» (Nâluca) и вооруженной пассажирской яхты «Дор де Мааре» (Dor de Mare). После атаки глубинными бомбами, проведенной в 13:56 местного времени миноносцем под командованием капитан-лейтенанта Хори Поповичи (Capitan Horia Popovici) на поверхности появились большие масляные пятна и пузыри воздуха. Подводную лодку посчитали уничтоженной, но вечером группа торпедных катеров – № 1 «Вифорул» (Viforul), № 2 «Вижелия» (Vijelia) и № 3 «Висколул» (Viscolul) под командованием капитана 3-го ранга Виктора Войнеску (Locotenent сomandor Victor Voinescu) – вновь обнаружила подводную цель примерно в полумиле северо-восточнее от места предыдущей атаки. Сброшенные в 19:30 по приказу командира «Вискула» лейтенанта Йона Захарии (Locotenent Ion Zaxaria) с этого катера глубинные бомбы вызвали новые масляные пятна. И эта подводная лодка (хотя было ясно, что речь идет об одной и той же лодке) была признана потопленной. Вторая атака была проведена в точке с координатами 43°51,5´ с.ш., 28°45´ в.д.

Это была первая потеря черноморских подводников.

11 августа 1941 г. командование 1 ПБЛ (комбриг контр-адмирал Болтунов, военком полковой комиссар Обидин) выдали Р.Т. Каракай справку, что ее муж, капитан-лейтенант Каракай Сидор Алексеевич, погиб в боях с германским фашизмом в июне 1941 года. 1

Адмирал Николай Хорвин – командующий Черноморским флотом и капитан 1 ранга Георгий Морозов – начальник штаба ЧФ в статье «Достижение внезапности в боевых действиях Черноморского флота» 2 о набеге на Констанцу пишут:

[«На рассвете 26 июня корабли нанесли артиллерийский удар по намеченным военным объектам и добились существенных успехов, имевших

__________________________________________________________________

1 В. Симоненко «Честное имя подводника» «Флаг Родины» 14 ноября 1997 г.

2 Военно-исторический журнал 1979 г.» № 1 стр. 42-43.




Выберите страницу
1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11

     
  © www.lider-moskva.ru 2010-2019