Лидеры вступают в бой
Походы в Турцию
Накануне
Война
Набег на Констанцу
Военные комиссары
Владимирский Лев Анатольевич
Андреус Константин Юрьевич
Работать с каждым бойцом
Список литературы
Карта сайта

-- РЕКЛАМА --

Судьба экипажа

Первые допросы начались во флотском полуэкипаже резерва флота. Оттуда, уже под конвоем, отвезли в подмосковный Подольск, где располагался проверочный лагерь НКВД. В Подольске было много военнопленных из румынских лагерей. Ворота закрывали только на ночь. Передвижение по территории не ограничивалось, можно было уйти вообще, но никто не уходил. Надеялись, что поймут, простят и вернут на флот».

Читаешь и удивляешься, ведь в опубликованных ныне документах об этих проверочных лагерях НКВД «пишется совсем не как о курортах …»

Ведь действовал же еще приказ Ставки Верховного Главнокомандующего № 270 от 16 августа 1941 года, которым предусматривалось ужесточение наказаний по отношению к военнослужащим Армии и Флота, попавшим в плен. Этот приказ предписывал командирам всех рангов «железной рукой карать трусов и изменников» - военнопленных, дезертиров и даже арестовывать членов семей последних.

В конце войны освобожденные военнопленные рассматривались нашими карательными органами, как потенциальные предатели и вначале отправлялись в так называемые фильтрационные прифронтовые лагеря.

Отношение к военнослужащим попавшим в плен или окружение менялось в зависимости от обстановки. В условиях военного времени большинство таких военнослужащих после соответствующей проверки в специальных сборно-пересыльных пунктах, созданных по решению ГКО от 22 декабря 1941 г., направлялись в действующую армию. Так, на 1 октября 1944 года из 354 592 человек указанного контингента в Красную Армию было возвращено 249 416 человек, арестовано органами СМЕРШ – 11 556, а остальные были переданы в рабочие батальоны.

В мае 1945 г. телеграммой Сталина предписывалось 6-ти фронтам сформировать в их тыловых районах 100 таких лагерей вместительностью по 10 000 военнослужащих в каждом.

Уже после окончания войны из плена вернулось 1.836 тысяч советских военнослужащих, числящихся «пропавшими без вести». Более 900 тысяч после спецпроверки НКВД были вновь направлены в армию, большинство – в штрафные части, 600 тысяч направлены в рабочие батальоны, 339 тысяч по заключению армейских органов СМЕРШ или по решению «троек», «двоек» были осуждены на различные сроки заключения в советских лагерях НКВД «как скомпрометировавшие себя сотрудничеством с врагом». Большинство из доживших до 1953 года были амнистированы и реабилитированы.

«После проверки почти всех отправили в штрафбат. Под занавес войны фронту был нужен каждый штык. Они пали в Германии и Австрии, в последних боях».

Ведь как сказал в демонстрировавшемся 3 ноября 2002 г. по телевизору фильме один из бывших сотрудников СМЕРШа: «Советский человек, живым попавший в плен, - это уже не советский человек, а изменник Родины».

Заканчивает статью Ильченко словами, которые выведут из себя не только Бориса Александровича Тухова, но и специалистов по истории флота: «Передо мной лежит архивная справка, рассекреченная после окончания срока давности: «Капитан-лейтенант А.Б. Тухов на закрытом заседании трибунала в городе Симферополе заочно приговорен к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение сотрудниками НКВД, командированными за линию фронта».

Что тут скажешь? Если заседание трибунала было в 1941 г., то почему в Симферополе, а не в Севастополе, где находился военный трибунал Черноморского флота. Если – в 1944 г., то Симферополь был освобожден уже после гибели Тухова.

Так что автор, видимо, не только не возвратился из бездны, а наоборот, еще больше в нее погрузился, пытаясь опорочить честное имя моряков лидера «Москвы», выполнявших до конца свой воинский долг …

Вернемся к официальному документу, каким считается упоминаемый выше «Список безвозвратных потерь». В нем дважды (под № 78 и № 236) значится сигнальщик краснофлотец Герасимов Алексей Васильевич, а порядковый номер 232 повторяется дважды. Итого из 238 фамилий списка у Констанцы погибло 236. Еще 11 фамилий моряков лидера не внесенных в список погибших 26 июня, удалось установить по рабочим тетрадям сотрудников редакции Книги Памяти Севастополя и пяти томам Книги Памяти.

Разницы в численности экипажа «Москвы» возможно связана с тем, что до штатной численности 344 человек укомплектование должно было проводиться по мобилизационному плану.

Разработка нового мобилизационного плана МП-41 на флоте была закончена 20 июня 1941 г., о чем доложили в Организационно-мобилизационное управление Главного морского Штаба. План должен был вступить в силу 1 июля. Таким образом флот с началом войны проводил мобилизацию по мобплану, не введенному в действие. О мобилизации по МП-41 было объявлено 22 июня 1941 г. Она объявлялась на территории 14 военных округов, а первым днем мобилизации стало 23 июня.

На ЧФ телеграмма об объявлении мобилизации была получена в 17:15 22 июня. Эту телеграмму согласно указаниям ГМШ ВМФ доставили командирам ВМБ, последним ее получил командир Новороссийской ВМБ в 18:00 23 июня. С 23 июня по 18 июля все части флота были отмобилизованы. Мобилизационные ресурсы на флот подавали военкоматы шести военных округов – Одесский, Северо-Кавказский, Харьковский, Оренбургский, Киевский и Московский. Особенностью распределения командного состава на ЧФ стало то, что установленная готовность доукомплектовываемых частей опережала прибытие ресурсов и расходилась со сроками явки граждан. Укомплектование должностей пришлось осуществлять не в соответствии с припиской, поэтому огромная работа по персональной приписке пропала даром. 1

В целом, несмотря на существенные проблемы мобилизации на флоте __________________________________________________________________

1 Д. Воробьев. «Помни Войну!» «Флаг Родины» 25 марта 2003 г.




Выберите страницу
1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11

     
  © www.lider-moskva.ru 2010-2019